Главная| Выход| Вход

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Великие художники

Питер Пауль Рубенс
Питер Пауль Рубенс.



Выдающийся фламандский живописец Питер Пауль Рубенс (1577-1640) был человеком редкого по масштабу гения, который обладал всеми достоинствами, столь необходимыми как для великих свершений в искусстве, так и для успеха в обществе, - мощным интеллектом, кипучей энергией, крепким здоровьем, приятной внешностью, удивительным даром гармонии и, в придачу, ясной головой для творческой и деловой активности. Рубенс был счастливым художником, не знавшим сомнений и разочарований в своем творчестве. Что бы он не рисовал - белокурую Венеру в окружении нимф или задумчивую Богоматерь с ребенком на руках, сияющую светом аллегорию мощных фигур на облаках, плодородный пейзаж возле дома, - его творчество всегда было гимном, восхваляющим красоту нашего мира.

Биография.

Питер Пауль Рубенс родился 2 июня 1577 года вдали от родины своих предков, в небольшом вестфальском городке Зигене в Германии, куда его отец, антверпенский адвокат Ян Рубенс, бежал с семьей, ищи спасения от жестокого террора испанского наместника в Нидерландах герцога Альбы, преследовавшего протестантов.

Детство будущего живописца прошло в Кёльне, где он, по его собственным словам, "воспитывался до десятилетнего возраста". 

Только после смерти мужа в 1557 году Мария Пейпелинкс (мать Пауля), вновь принявшая католичество, получила возможность вернуться с детьми в Антверпен. Здесь одиннадцатилетний Питер Пауль и его старший брат Филипп были отданы в латинскую школу, Мария Пейпелинкс хотела видеть сыновей, продолжателями дела отца. Но по стопам Яна Рубенса пошел только Филипп (1574-1611), получивший, как и отец, степень "доктора обоих прав" (т.е. гражданского и канонического) и ставший секретарем города Антверпена. А Питер Пауль, все сильнее ощущавший неодолимое влечение к искусству, с четырнадцати лет начал обучаться живописи у антверпенских художников.

Из трех учителей - а ими были Тобиас Верхахт, Адам ван Норт (оба приходились Рубенсу дальними родственниками)) и Отто ван Веен (1556-1629 придворный художник, крупный мастер) - последний был самым значительным. И если Рубенс, хотя и испытавший определенное влияние творчества Вениуса, избрал другой путь в искусстве, он во многом унаследовал от своего учителя широту его образованности, стремление к которой, впрочем, приобрел еще в период ученичества в латинской школе.

В мастерской Вениуса Рубенс пробыл четыре года и в 1558 году получил звание свободного мастера антверпенской гильдии св. Луки. 

В 1560 году Рубенс отправляется в Италию, что бы, "вблизи созерцать там прославленные творения древнего и нового искусства и на их примере оттачивать собственное мастерство". Действительно, в становлении мастерства, сложении индивидуального стиля годы, проведенные Рубенсом в Италии, имели огромное значение. Приобщение к сокровищнице античной и итальянской культуры неизмеримо расширило кругозор молодого живописца, помогло ему выработать собственный художественный язык.

В Италии Рубенс поступил в качестве придворного живописца на службу к мантуанскому герцогу Винченцо Гонзага, одному из крупнейших итальянских коллекционеров, страстному любителю наук и художеств. Он был знаком с Галилеем, покровительствовал Тассо и Монтеверди, держал знаменитый придворный театр. Здесь Рубенс впервые познакомился с античными памятниками, увидел работы Тициана Воронезе, Корреджо Мантеньи, Джулио Романа. Исполнял Рубенс и дипломатические поручения герцога, самым значительным среди которых была поездка в 1603-1604 годах в Испанию с подарками испанскому королю Филиппу III и его премьер-министру герцогу Лерме.

Первыми работами в Италии были портреты. Рубенс внес в портрет движение и жизнь, свободу живописной формы и богатство цвета, в общем сделал, портрет достойной задачей подлинно монументального искусства.

Стремясь постичь законы монументальной композиции, Рубенс, наряду с ренессансной монументальной живописью, внимательно изучал и античную пластику, делая многочисленные штудии и зарисовки с поразивших его воображение памятников. 

В поисках собственного монументального стиля художник не прошел такжемимо опыта современников - Аннибале Каррачи и особенно Караваджио. Сильнейшее впечатление на Рубенса в искусстве Караваджио произвела, должно быть, уникальная способность итальянского живописца сочетать монументальность образа с наглядной, почти физически ощутимой конкретностью его воплощения.

В 1609 году Рубенс женился на восемнадцати летней Изабелле Брант, дочери секретаря антверпенского магистрата, ученого-адвоката и гуманиста Яна Бранта, "оковами брака, - по словам его брата Филиппа, - куда сильнее привязал себя к здешним местам".

Первые годы пребывания молодого живописца в Антверпене стали временем всеобщего признания, победного триумфа Рубенса в искусстве. Уже в 1611 год, по свидетельству антверпенского купца Яна ле Грана, Рубенса называли "богом живописцев". Действительно, в Антверпене никто уже не мог соперничать с Рубенсом. Даже его учитель Отто Вениус, остался на втором плане.

С 1611-1615 годов - первых лет существования мастерской Рубенса, она стала самой востребованной. Мастерская Рубенса и в самом деле была лучшей школой во Фландрии того времени, ибо Рубенс умел не только учить ремеслу, но и развивать индивидуальные склонности каждого из своих учеников. В его школу на место ученика была очередь, многие ждали годами, чтобы попасть в нее.

В полном соответствии с подобными воззрениями Рубенс в те годы делал своими героями людей почти исключительно прекрасных телом и сильных духом. Художника увлекали высокие примеры стойкости, несломленности человеческого духа, героическое начало в человеке, его способность к подвигу.

Памятники античного искусства, зарисовки с которых Рубенс привез с собой из Италии, не раз служили ему впоследствии источником творческого вдохновения. Художник подчеркивал, что применить знание античных образцов "нужно с умом и как бы отрешившись от самого камня". "Ведь даже самым прекрасным статуям, - писал он, - присущи некоторые свойства, не зависящие от воли художника, на них следует обратить внимание избегать их в передаче живого тела".

Собирая свои коллекции, Рубенс стремился не упустить ничего для себя интересного. Так, весной 1618 года художник вступил весьма оживленную переписку с английским послом в Голландии сэром Дадли Карлтоном, заинтересовавшись принадлежащей последнему коллекцией античных мраморов. Узнав о желании Карлтона обменять некоторые из этих мраморов на картины его работы, Рубенс выслал ему список своих картин, отвечавших, по его мнению, данной цели. Но, как известно из писем мастера, он предлагал Карлтону не только оригиналы своей работы. Например, 12 мая 1618 года Рубенс писал: «...пусть Ваше превосходительство не представляет себе, что другие картины лишь простые копии; я так прошел по ним кистью, что было бы трудно отличить их от подлинников, хотя я и назначил за них гораздо более скромные цены». 

С 1620 года Рубенс разворачивает дипломатическую деятельность. В качестве доверенного лица инфанты Изабеллы (эрцгерцог Альберт умер в 1621 году) он начинает выполнять секретные поручения брюссельского двора. Конечно, едва ли только неутомимость жаждущей разнообразной деятельности натуры художника толкнула его на такой путь.

Деятельность Рубенса на протяжении 1620-х годов поражает своей разносторонностью. Один лишь перечень основных ее направлений свидетельствует о поистине ренессансном богатстве его натуры. Он руководит работой граверов и живописцев своей обширной мастерской, оформляет книги самого разнообразного содержания для издательства Плантена, делает картоны для шпалер, выполняет проекты скульптурных рельефов и различных изделий художественного ремесла, задумывает вместе с Пейреском издание гравюр с античных гемм и камей, наконец, смолоду интересуясь архитектурой, выпускает в свет двухтомный увраж «Дворцы Генуи с их планами, фасадами и разрезами» (1622). 

В 1620-е годы Рубенс много и с равным успехом трудился как в области «кабинетной» живописи, так и над созданием крупных монументально-декоративных ансамблей. И если «кабинетные» картины мастера тех лет поражают особой утонченностью живописного строя, сохраняющего всю свежесть, непосредственность и легкость живописи его эскизов, то монументально-декоративные работы привлекательны иными качествами. Рассчитанные на восприятие в пространстве больших помещений, они всегда задумывались живописцем в единстве с архитектурой, для которой предназначались. И здесь композиционное мастерство Рубенса, его изобретательность, неисчерпаемость фантазии не знали себе равных. 

В январе 1622 года Рубенс отправился в Париж, где с французской королевой Марией Медичи, матерью Людовика XIII, заключил договор на исполнение картин для двух галерей из нового Люксембургского дворца. Одна серия должна была представлять, «в соответствии с желаниями Ее Величества», «события преславной жизни и героические деяния» самой королевы, тогда как другая — «сражения» и «триумфы» ее покойного супруга Генриха IV. Вторая серия осталась неосуществленной. А первая, состоящая из двадцати четырех картин, ныне экспонируется в специальном зале Лувра. Пять эскизов этой серии принадлежат Эрмитажу. Все они являются первоначальными вариантами картин цикла. 

Удары судьбы один за другим обрушиваются на Рубенса; в 1623 году он переживает потерю дочери, а в 1626-м, вероятно от эпидемии чумы, свирепствовавшей тогда в Антверпене, умирает и его жена, Изабелла Брант. Тяжело переживая это новое горе, художник, чтобы как-то заглушить боль, глубоко погружается в пучину дипломатической деятельности. 

В 1627 году он едет с секретным поручением в Париж, а затем, под видом живописца, совершающего путешествие с целью изучения искусства, — в Голландию, где ведет тайные переговоры с поверенным английского министра герцога Бэкингема. 

В 1628 году Рубенс отправляется в Мадрид для встречи с испанским королем, а в 1629-м — в Лондон для завершения переговоров. 

В 1630 году многолетние усилия художника наконец венчает успех: мир между Испанией и Англией подписан, то есть окончена морская война, в которую Испанию втянула в 1625 году Англия и от которой страдали и Южные Нидерланды. Правда, на саму церемонию в Лондон приехал знатный вельможа дон Карлос Колома, который и подписал от имени испанского короля подготовленный Рубенсом договор. 

В конце концов, потерпев в 1631—1632 годах неудачу в очередных переговорах по поводу возможности заключения перемирия с Голландией, Рубенс, «возненавидев дворы» и ощутив всю тщету своих усилий в мире, раздираемом противоречиями «железного века», оставляет дипломатическую деятельность, всецело отдавшись творчеству. 

Хотя после смерти инфанты Изабеллы в 1633 году Рубенс окончательно отошел от дипломатической деятельности, судьба и благополучие родной земли не переставали глубоко его волновать. И ярчайшим подтверждением его чувств гражданина и патриота стало участие, которое принял художник в работе по украшению Антверпена в честь прибытия в город нового наместника — преемника инфанты Изабеллы, брата короля Филиппа IV, кардинала-инфанта Фердинанда. 

Последние несколько лет Рубенс жил довольно уединенно, проводя большую часть года в купленном им в 1635 году поместье Стен с настоящим средневековым замком в живописной местности, расположенной между Малином и Антверпеном. Там он писал свои последние пейзажи, наблюдая жизнь окрестных сел, крестьянские праздники и гулянья. Но последние годы художника серьезно омрачала жестокая болезнь, приступы которой становились все сильнее и чаще и начиная с 1638 года подолгу мешали работать. И все же привычная активность не покидала Рубенса до последнего дня жизни. Он продолжал руководить своими помощниками, заботился об учениках, а когда уже не смог держать в руках перо, диктовал письма. Его дух оставался стойким, и жизнеутверждающий характер последних произведений мастера — лучшее тому подтверждение. 

30 мая 1640 года произошло неотвратимое: Рубенс скончался от паралича сердца. По свидетельству Иоахима фон Зандрарта, художник «был похоронен самым торжественным образом. Перед гробом несли золотую корону на подушке из черного бархата, к месту вечного успокоения тело сопровождали в великом горе любители искусства». Многие современники и биографы фламандского мастера, желая передать потомкам свое представление о его значении, посвятили художнику восторженные строки. Но, пожалуй, наиболее точные слова, самая лучшая эпитафия Рубенсу принадлежит Беллори. В составленной им биографии великого фламандца он поместил такие стихи: 


Дала тебе краски свои Ирида сама и Аврора,
Ночь дала мрак, Аполлон — яркие света лучи.
Ты же, Рубенс, дал жизнь и душу всем этим фигурам,
Кистью ты оживил краски, и тени, и свет.
Ныне злобная смерть погубить тебя хочет. Напрасно!
Жив ты! в красках твоих жизнь пламенеет сама.


Некоторые его работы.

1. Пейзаж с коровами, 1636.



2. Пейзаж с радугой, 1632-1635.



3. Портрет Инфанты Изабеллы.




4. Портрет. Елена Фоурмен с детьми, 1636-1637.









Источник: http://rybens.ru/
Категория: Великие художники | Добавил: Dracon (17.10.2013)
Просмотров: 1780 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Категории раздела
Красота и здоровье [7]
Великие художники [9]
Все о живописи [9]
Все о дизайне [7]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • FAQ по системе
  • Изделия из Гранита
  • Пища Ра
  • Белый каталог сайтов
    Плеер
    Новости
    Статистика

    Яндекс.Метрика
    Besucherzahler Beautiful Russian Women Marriage Agency
    счетчик посещений
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0